Оккультизм и психическое здоровье

Еще лет двадцать назад в церковных кругах преобладало недоверие к психиатрии и мнение, что чуть ли не любая шизофрения — это беснование. «Какие таблетки? Только отчитка!». Сейчас вошло в моду психологическое чтение, и маятник качнулся в обратную сторону. В церковных кругах, и даже на ответственных постах в нашей Церкви можно встретить людей, придерживающихся точки зрения, что источник психических болезней — в основном физиологический. «Какая исповедь? Только таблетки!»

Понятно, что правильное решение вопроса о происхождении болезни дает возможность более успешно ее лечить. Если болезнь связана с грехом, то очевидно, что одними таблетками ее не вылечить: таблетки не действуют против греха. Но роль греха здесь многими даже церковными деятелями отрицается.

Я пытался прояснить этот вопрос для себя, беседуя с нашими известными православными психиатрами, но получил более чем уклончивые ответы. Может быть, и есть православные ученые, которые пришли к определенным выводам, но в открытых источниках исследований на эту тему я не нашел.

Поэтому хочу поделиться собственными наблюдениями, имеющими отношение к этой теме. Они могут пролить свет, по крайней мере, на часть ситуаций. Как психологу мне приходится иметь дело с большим количеством психически больных людей. Более всего я встречаю их в своем антиоккультном проекте zagovor.ru и антисуицидном проекте pobedish.ru. Каждый из этих проектов является крупнейшим в своей сфере. Первый из них в лучшие времена посещало 5 тыс. человек в день, а второй посещает 15 тыс. ежедневно, что позволяет видеть не отдельные случаи, а общие закономерности. Не претендую на научность и глубину моих наблюдений, но логика позволяет сделать простые выводы. Или хотя бы выдвинуть гипотезы.

 

Последствия оккультизма

История первая. «В свое время у меня неожиданно открылись способности к предсказаниям, с 14 лет, да и не только к ним. С глупым подростковым максимализмом я начала предсказывать «правду» всем знакомым родителей. Говорила женам о любовницах мужей, у нас в квартире один раз летали сковородки – разгневанные супруги-знакомые стали выяснять отношения прямо у нас в квартире, самое плохое, что это было правдой, и жена нашла доказательства измен мужа. Я просто лопалась от гордости и тщеславия, ощущала свое могущество и превосходство. К тому же, делала много других плохих вещей, с моими недоброжелателями или с теми, кто мне что-то не так сказал, происходило плохое. Даже близкий человек, после высказывания неодобрения в мой адрес мог вылить на себя чашку с кипятком, которую держал в руках, кто-то падал на ровном месте. Тогда меня просто распирало от всего этого, от своих способностей. И экстрасенсы во мне видели свою.

Но какова была расплата за все это! Искалеченная личная жизнь, ужасные болезни (это и прыщи жуткие на моем бывшем чистом личике, и органы пищеварения, а под конец и опухоль в груди, которую мне вырезали), тяжелейшая депрессия, под конец сидела на наркотических транквилизаторах...» Алена, 30 лет.

История вторая. «Я врач. Моя мама 68 лет, бывшая до этого в добром психическом и физическом здравии, заболела психическим заболеванием после долгого общения со своей подругой и совместного использования маятника и магии. Сейчас она уже второй раз проходит курс лечения в психдиспансере, состояние ужасное, как психическое, так и физическое. Раньше ей и 55 лет не давали, а теперь все 80». Ксения Анатольевна.

История третья. «В 18 лет стал встречаться с девушкой, влюбился. Ругались, потом расстались, потом опять стали встречаться, в общем, было всё. Стал чувствовать себя плохо, посоветовали сходить к бабке, она говорит — на мне типа порча, та девушка энергетический вампир. Не поверил, к другой бабке девушку с собой взял с ее и своей матерью, и эта бабка прямо при ней: «да ты приворожила». Чуть до убийства не дошло. Начал кататься по бабкам от одной к другой, в общем, совсем себе голову задурил. Тяга к этой девушке невыносимая была, хотя она страшная, как атомная война. Бросил работу, учебу, уехал в Москву на полтора года. Приехал, нашел литературу по приворотам, стал её привораживать, вызывал духов, чертей и прочих…

В общем, дочудился до того, что поехал в монастырь и на второй или третий день пошли галлюцинации и голоса чертей. В источник, где люди купаются, не мог окунуться, орал зверином рыком, вода как раскалённое олово, так батюшка и не окунул меня с головой. Потом привезли домой, под утро пошли глюки — черти, голоса и прочие. Мать вызвала «03», и меня в психушку увезли, там 40 дней. Как выжил, не знаю. Две недели в реанимации там лежал, вывели оттуда под руки. Год лежал дома — спал, ел только, почти не разговаривал. Второй год учился ходить и разговаривать, не бояться людей, третий год учился работать на компе. В итоге диагноз «параноидальная шизофрения», сейчас без работы и с девушками ничего не складывается...». Без имени.

Это лишь три из многих историй, пришедших на сайт zagovor.ru. Сюжет типичный: регулярные занятия оккультизмом (от гаданий до приворотов) — психиатрический диагноз либо симптомы психической болезни при отсутствии обращения к врачу. При знакомстве со всем массивом историй можно сделать вывод: после достаточно долгого занятия оккультизмом люди в большинстве случаев жалуются на психические проблемы, не только на физические и на неудачи в личной жизни.

Получается, что за грех оккультизма Бог часто наказывает нарушениями психического здоровья согрешившего. Не всегда это психоз, но депрессия — практически норма.

 

При чем здесь самоубийцы?

Два тяжких греха, казалось бы, совершенно разных, — оккультизм и суицид — объединяет их сущность. Они оба богоборческие, и оба наказываются схожим образом. После попыток суицида тоже очень часто начинаются психические проблемы. Мне известно множество историй самоубийц с сайта pobedish.ru, которые позволяют сделать вывод, что настоящие душевные проблемы у человека начинаются не до суицида, а после. До попытки — цветочки, ягодки — потом. Хотя в психиатрии рассматривается лишь звено «душевная проблема — попытка суицида», но не видно разработок по следующей стадии: «попытка суицида — душевная проблема».

Конечно, часто бывает и так, что попытку человек совершает, уже имея диагноз психиатра. Но если еще нет ни диагноза, ни симптомов, после попытки они могут появиться. А если они уже есть, то, скорее всего, усугубятся.

Когда я уловил данную тенденцию как общую, массовую, я начал задавать всем, кто обращается ко мне как к психологу, но при этом имеет и психиатрические симптомы либо диагноз, два вопроса. Первый: занимались ли вы оккультизмом (гадания, заговоры, приворот, магия)? Второй: были ли у вас попытки суицида?

Я не занимаюсь научными исследованиями, поэтому не вел статистического учета ответов. Но по ощущению, примерно каждый третий клиент с психическими нарушениями имел опыт оккультизма или суицида. Как ни распространен у нас оккультизм, это все-таки выше общей картины по стране. Тут опять-таки нет точных цифр, но каждый из нас, зная свое окружение, понимает, что магией занимался далеко не каждый третий знакомый нам человек. По работе zagovor.ru, я думаю, доля взрослого населения, имеющего неоднократный опыт оккультных практик, не превышает 10%.

Что же получается? Вполне вероятно, что значительное число психических заболеваний (условно — до трети) возникает на почве оккультизма (чаще) и суицидов (реже). Больные приходят к психиатрам, а так как подавляющее большинство из них — атеисты, настоящую причину заболевания этих людей никто даже не пытается выявить.

 

Исповедь или таблетки?

«Чем ушибся, тем и лечись» — гласит русская пословица. Значит, то, что появилось через поступки духовного характера, может быть излечено также через духовные поступки? Как известно, грех врачуется исповедью, причастием и преодолением привычки к грехам такого рода вплоть до выработки ненависти к ним.

Конечно, таблетки нужны и в том случае, если болезнь — духовного происхождения. Душевное состояние психически больных людей нередко таково, что они не могут вести нормальную церковную жизнь. Ведь чтобы работать над собой, надо видеть себя, видеть реальность, а именно этого болезнь и лишает зачастую. Получив поддерживающую лекарственную терапию у психиатра, человек может начать вести духовную работу над собой. Наблюдаю немало таких людей, которые принимают оба вида «лекарств» — химические и духовные, и их состояние улучшается.

К сожалению, психические болезни в большинстве своем вообще трудноизлечимы. Почему-то Господь так устроил. И духовные лекарства, увы, не приносят мгновенного и стопроцентного результата. В моей практике не было такого, чтобы человек сходил на исповедь, покаялся в грехах — и у него прошло тяжелое психическое заболевание, возникшее на почве оккультизма.

Но значит ли это, что в тех случаях, когда имел место оккультизм или попытка суицида, следует положиться только на таблетки и психотерапию, напрочь забыв о том, что, возможно, послужило первопричиной заболевания?

Я уверен, что осознание возможной причины болезни, покаяние и работа над собой не только не вредят, но могут приводить к улучшению состояния человека.

К сожалению, многие бывшие оккультисты считают, что они один раз покаялись на исповеди в своих увлечениях, и все, перед Богом они практически невинны, а стало быть нет связи между прошлым опытом и болезнью. Но преподобный Амвросий Оптинский говорил, что тяжелый грех мало исповедать, его надо «выболеть». Выболеть — это не значит просто пострадать. Это значит пострадать, осознавая, за что страдаешь, и принимая это страдание как целительное лекарство. При таком отношении к своей болезни улучшение более вероятно.

В качестве иллюстрации приведу три истории тех, кто воцерковился после оккультных опытов.

История первая. «...Я начала выпивать, курить, в отношения вступала и с парнями, и с девушками — тормозов у меня тогда вообще не было. Прошло полгода, и меня начали мучить приступы панического страха, постоянно снились кошмары — так плохо еще никогда не было. Превратилась в истеричку, постоянно плакала, могла часами просто бродить по городу, лишь бы домой не возвращаться. Слава Богу, в какой-то момент я поняла, что так дальше продолжаться не может... подумала, что, кроме как Бог, мне помочь не сможет никто.

Долго решалась пойти в храм, наконец решилась, стала приходить на службы, дома молиться, как умею. На исповедь решалась еще дольше — почти год. Было ужасно стыдно и страшно! Но решилась, и стала постепенно оживать. Так легко и радостно мне, наверное, никогда в жизни не было, а после первой исповеди и причастия вообще как будто груду камней с души сбросила! Правда, тоска иногда накатывает, на душе тяжело бывает, но теперь с Божьей помощью справляюсь!» Ирина, 25 лет.

История вторая. «...И что самое главное, помутился ум. Окончив колледж с красным дипломом, я не могла сложить элементарное 2+2... Стало так плохо!!! И вот на вокзале я нечаянно встретила православную лавку. Там мне подарили выпуск журнала "Фома". Я прочла статью о Николае Чудотворце. Первая мысль — сказки. Приехав домой, почувствовала боль. Душевную. Меня терзали такие душевные муки, что думала, умру. Стала я на колени и говорю изображению на журнале: "Помоги! Мне так плохо!". И вдруг я почувствовала, что нужно идти. Пешком, через весь город, я, сама того не зная, шла. А когда опомнилась, увидела церковь. Покрова Божьей Матери. Я никогда не чтила Её, и не задумывалась о помощи Царицы Небесной. Постояв у храма, пошла домой. Было 29 августа. Колокола звенели на весь город, и с каждым ударом, казалось, умирало всё плохое, что во мне было.

Я покаялась. Причастилась. Ушла тяга к воровству, болтание с собой, психованность. В этот день я сожгла все книги Степановой. Первый раз видела, как бумага не хотела гореть и тлела. Но из той гадости не осталось ни странички!..» Ольга, 24 года.

История третья. «Читала все подряд (Норбеков, Свияш, Зеланд, Лулле Виилма, Ошо и т.д.) И в 2000 году, весной, вдруг резко почувствовала небывалый прилив сил, мне казалась, я избранная, сознание изменилось, в голове крутилась потоком информация. И как-то после нескольких бессонных ночей я пришла на работу к начальнику и сказала: «Я спасла Россию, вам спасать мир». После чего они взяли телефон моих родственников, и я попала в психушку. Я пережила ужас, мне бы тогда задуматься и остановиться, но я продолжала искать этих озарений и изменённых сознаний. Искала просветленного мастера, посвящалась в абсолют, ходила к экстрасенсам. Я инвалид 3 группы по психике, принимаю таблетки.

Бог послал мне мужа, который привёл к православию, хотя сознание отравлено эзотерикой, я поняла, насколько я была далека от Бога, от Истины. Потихоньку воцерковляюсь, сейчас мне 40, я жду ребёночка, собираюсь пройти чин от оккультизма, и молюсь, чтоб Боженька уберёг нашего ребёнка и на нем не сказался весь вред моих греховных занятий.

Не скажу, что сейчас все легко, бывают скорби, но теперь я вижу путь — падаю, встаю и иду с молитвой к Богу. И Слава Богу за все! Слава Богу я жива, и Бог не совсем отнял у меня разум, я могу молиться, размышлять и каяться!» Елена, 40 лет.

Дмитрий Семеник, психолог

С сайта Православие.ру

Ваше мнение?

Как вам дизайн нашего сайта?